Отзыв о прохождении терапии творческим присутствием

 

Этот отзыв мне недавно прислала искательница* (клиентка), после года нашей совместной работы. Ей 25 лет, не замужем, занимается искусством. С детства подвергалась физическому и моральному насилию со стороны родственников, главным образом, отца. В результате побоев получала серьёзные физические травмы, от последствий которых ей приходится лечиться до сих пор. Несколько раз предпринимала попытки суицида. 

Отмечу, что наше общение с ней было удалённым (по интернету) и нечастым. Сначала мы с ней переписывались на открытом психологическом форуме. Затем общались приватно. Всю основную работу она выполняла самостоятельно, будучи необыкновенно устремлённой к тому, чтобы разрешить свои проблемы. Ко времени обращения за помощью величина её страдания была такова, что терпеть и пользоваться паллиативными методами уменьшения боли, было уже невмоготу. 

Картинка, которая располагается слева от текста, сделана ею, как метафора, представляющая её переживания после терапии. Текст и картинку я привожу с её согласия. 

Виктор Ляшенко

"Хочу выразить огромную благодарность Виктору Ляшенко за неоценимую помощь!

Метод Присутственной арт-терапии стал для меня особенной находкой, можно сказать, способом отыскать клад ресурсов в себе. Здесь я постараюсь описать все через призму собственного опыта: чувств, мыслей и ощущений, возникших в процессе.

Я долго пыталась бороться самостоятельно, так как ошибочно считала это проявлением силы. Распространённые советы о якобы «позитивном» мышлении в духе: «Думай только о хорошем; просто не замечай негатив», уже тогда вызывали у меня возмущение. Я привыкла думать о целесообразности любого явления скептически, представляя его глобальные последствия утрировано. И вот мозг уже рисовал картину «идиллического» общества: пока все усиленно замечают только хорошее (приятное и удобное), подменяя реальность желаемым, жестокость, нищета, болезни и равнодушие процветают.

Было легко видеть изъяны извне. Только позже я смогла понять, что это была точь-в-точь картина моей души на тот момент: эдакий моральный тоталитаризм с культом «силы» и радости и репрессией в отношении всех неприятных элементов внутреннего «общества».

Признаюсь сразу: я пришла к психотерапевту с ложными ожиданиями. Наверно, я могла бы долго описывать внешние проблемы, которые привели меня к, мягко говоря, далеко не лучшему душевному состоянию. Но они померкли бы перед той ненавистью к себе и страхом, кажется, ставшими больше и сильнее меня. Мне казалось, что я в шаге от сумасшествия, и просто не хотелось всего этого больше чувствовать… Таким я видела единственный выход, и именно этого и надеялась добиться от терапии. Просто перестать ощущать страх и боль в конкретной ситуации.

Сейчас мое обращение видится мне примерно как поход в больницу с заявлением: «Здравствуйте! Ампутируйте мне, пожалуйста, все, что болит!». С другой стороны, я понимала провальность всех своих прежних попыток выкарабкаться из тьмы и твердо решила довериться профессионалу.

Виктор познакомил меня с методом Присутственной арт-терапии, объяснив, что необходимо проживание ЛЮБЫХ чувств. В том числе и тех, на которые я навесила ярлык ненужных и негативных. Я почувствовала свободу и радость. Наконец-то, можно то, что я себе запрещала! Да и возможность заниматься творчеством без мыслей об эстетической стороне дела не каждый день даётся.

В первых моих рисунках было много острых зубов, обращённых вовнутрь круга – такой была моя встреча с собственным гневом на саму себя. Мне сложно описать в точности сам процесс, будет легче прибегать к метафорам. Это был необыкновенный и захватывающий опыт! Часто были моменты, когда эмоции накалялись до предела, но благодаря Виктору я уже знала, что в этом на самом деле нет ничего ужасного, их нужно прожить и выплеснуть до конца.

Поначалу было нелегко: это похоже на погружение в собственный Ад, именно который так не хотелось видеть. В процессе рисования осознаешь себя настоящим и многогранным, без прикрас, масок и напускной холодности… Одним словом, без годами создаваемых иллюзорных удобств.

“Спокойна глубина моего моря: никто и не догадывается о том, какие забавные чудища скрывает оно!” Ф.Ницше.

Наверно, у многих за туманом этих иллюзий стоит собственный Цербер – клубок гнева и страха. Временами некое его подобие появлялось в моих рисунках. Только если мифологический пес предотвращал побег из Ада, мой трехголовый товарищ всеми силами пытался не впускать меня. Это был не единственный монстр в Аду. Там и огромный зубастый червь, съедающий мои силы и мечты – самобичевание, и огнедышащий дракон – неуверенность в себе. Действительно, неприятная компания. Откуда они взялись, я пока не понимала. Было здорово, что спуск к этим тварям проходил с опытным проводником в лице Виктора. Сама бы я не решилась.

Если отойти от метафор, что-то прояснилось во мне в ходе такого знакомства с “зоопарком”. Я пыталась отвернуться от своей боли, воспоминаний о безуспешных попытках завоевать любовь отца, склеить разрушенное в мире взрослых, лелея иллюзию о своей ответственности (а позже – вине) за это. Постепенно я убедилась в собственном бессилии. Но казалось, что с напускным безразличием ко всему, что причиняло страдания, будет легче идти по жизни. Ведь с маской “нормальности”, возможно, примут и полюбят (но кого?..). А я сама буду довольствоваться мифом о собственной “силе”. Вместо настоящего счастья.

Кое-что стало для меня открытием. Достаточно назвать и нарисовать свои чувства, чтобы стать ближе к ним – и к себе. Теперь я знала еще и своих внутренних чудищ в лицо. И готовилась к бою с ними. Но Виктор дал понять, что они – часть моей души, требующая наибольшего внимания и заботы. Задание, интерпретируемое мной, как «Погладить Цербера» пугало, но дало прекрасные результаты.

В рисунках все чаще фигурировали дети. Я интуитивно отождествляла себя с ними. Наверно, лучшую ассоциацию с тем, что я вынесла из арт-терапии, можно привести из фильма “Господин Никто”. Мальчик Немо, перед которым встал трудный выбор, решил не двигаться с места. То есть, застыть. В реальной жизни я не могла застыть в буквальном смысле этого слова. Но после каждого невыносимого (с моей точки зрения на то время) события я отворачивалась от себя – настоящей, переживающей боль, гнев и отвращение. Я запирала того потерянного ребёнка в глубине души, не желая больше знать, что он испытал. Не желая проживать те чувства, получать опыт. Естественную для тех ситуаций агрессию ждала та же участь – оставаться без выхода. Ведь с детства я усвоила от старших, что злиться плохо.

Все пугающие чувства: гнев, злость, ненависть и стали образами чудовищ в моем Аду, сторожащими тех самых плачущих детей. Постепенно в процессе самопознания с помощью Присутственной арт-терапии становишься чувствительнее, видишь самые неожиданные стороны себя. Я поняла, что реакция души на непрожитые чувства напоминает аутоиммунную: например, энергия гнева, которая могла бы пойти мне на пользу, обращается на меня. Выходит, наши монстры не так плохи. J Цербер вырос из верного щенка, готового защитить свою хозяйку. Просто он долго не видел солнечного света по моей же милости. И охранял меня от того, что считал опасным – как мог, больно кусаясь.

У всех запертых детей, воспоминаний и чудовищ на самом деле одно лицо – мое собственное. Терапия как раз помогла выпустить их на свободу без разрушительных последствий, то есть подружиться с собой, принять свой внутренний мир целиком, без деления на «хорошее» и «плохое».

Немного о приятных последствиях.

Сейчас меня по-прежнему время от времени посещает страх, но больше не парализует. Ведь есть способ пойти с ним на переговоры. Моя жизнь стала намного лучше – без всякого самообмана.

Присутственная арт-терапия очень интересна тем, что при попытке решить одну проблему, находишь ее взаимосвязь с остальными. И, в итоге, открываешь пути к решению многих вопросов сразу.

Отдельно хочу отметить прекрасный подход Виктора.

Он помог мне найти смыслы, ответы и силы в себе, работать над собой в верном ключе – ориентируясь на счастье и контакт с собой. Он дал понять, что желаемое может завоёвываться только реальными действиями и принятием ответственности за свою жизнь. Наверно, многие из нас радовались покупке на первые честно заработанные деньги больше, чем любому подарку? Впечатления от терапии можно сравнить с этим – цель, достигнутая с приложением собственных усилий, дарит ощущение уверенности и твёрдой почвы под ногами.

Хочу в заключение еще раз сказать огромное спасибо Виктору за его профессионализм, душевность и безграничную доброту! За маленькие и большие победы, которые были бы невозможны без его помощи!

S."

________________________________________

* Привычным, но необоснованным ни особенностями психотерапевтического процесса, ни российской ментальностью терминам "клиент" и "пациент", я предпочитаю термин "искатель". На мой взгляд, он гораздо точнее отражает и особенности деятельности человека, обращающегося за помощью, и нашу культуру. И никого не обижает.